Новости Услуги Профессиональная Психотерапевтическая Лига Образование БиблиотекаО нас Творчество Украинская ассоциация транзакционного анализа Пси-клуб Пси-форум

"Кризис" Г. В. Шостакович (выступление на психологическом клубе 27.11.2008)

Сегодня актуально поговорить о таком явлении как кризис. Как обычно, я склонен к переводу обозначений. Кризис – греческое слово, обозначающее исход, окончание.

Таким образом, кризис можно понимать как знак: знак того, что привычный путь зашел в тупик, как указание на то, что связь с прошлым обрывается, исток и корень исчезают в неопределенности, «порвалась связь времен».

Естественно, что в такой ситуации возникает тревога со всеми ее признаками. Привычный путь и состояние (условно фигура) делается неясной размытой, появляется неструктурированная действительность (условно фон). Мы еще не совсем там, где находились ранее, мы «по-настоящему» живем «задним числом, прошлым, и что настоящее напоминает о себе кризисом. Мы отданы будущему, направлены к нему, заинтересованы в нем. Но есть только настоящее и опыт прошлого, переживаемый сейчас. Тревога убирает ощущение сегодня, что в свою очередь усиливает беспокойство.

Кризис вроде бы – само указание на разрыв всяких оснований, всякого обоснования и упорядочивания, но, с другой стороны, – если искать субстанцию основу, последнюю причину, подлежащее, то только кризис и обладает такими атрибутами субстанциональности.

Но он потому и кризис, что указывает на несвязность, разрыв связи, на то, что «мир вывернулся своими суставами».

В жизни каждый имел опыт интенсивных и не всегда ожидаемых переживаний. Это возрастные ступени, уход из семьи, окончание учебы, начало работы и т.д. Таким образом, кризис – это естественное, логическое развитие индивидуума, связанное со степенью его активности – пассивности, эгоцентричности или социальности. Это выбор между такими альтернативами, где предпочтения слишком слабы и неопределенны. Кризис, говоря «революционным» языком, – перманентное состояние мыслящего человека.

Имеют место и кризисы, охватывающие все сообщество.

В литературе выделят следующие виды причин возникновения кризисов. Это две большие группы: экстернальные (эндогенные) и интернальные (экзогенные). Экстернальные теории объясняют экономический цикл и кризис внешними причинами, объективными и субъективными, лежащими вне экономической системы.

К первой группе относятся следующие виды причин:

  • пятна на солнце, которые ведут к изменению погоды, следовательно, к неурожаю и в результате к общему экономическому спаду;
  • войны, революции, политические потрясения, кризис в политическом устройстве общества, кризис власти и реализации интересов социальных групп в управлении обществом;
  • открытия крупных месторождений ценных ресурсов (золота, урана, нефти и др.);
  • освоение новых территорий и связанная с этим миграция населения, а также колебание численности населения земного шара;
  • мощные прорывы в технологии, изобретения и инновации, которые могут в корне изменить структуру общественного производства;
  • психология населения, которая вследствие охватывающих его волн пессимистического и оптимистического настроения влияет на экономический цикл.

Ко второй группе относятся такие виды причин:

  • срок службы основного капитала ( машин, механизмов, оборудования), сопровождающийся, с одной стороны его старением и спадом производства, с другой стороны – обновлением и бумом;
  • личное потребление, выливающееся в спрос населения, снижение и рост которого влияет на предложение товаров, что сказывается на объемах производства и занятости;
  • инвестирование, т.е. вложение средств в расширение и модернизацию производства, что вызывает увеличение занятости, а затем обратную реакцию производства;
  • денежная теория, объясняющая циклическое развитие состоянием денежной сферы, зависящая от кредитной политики;

  • экономическая политика государства, состоящая в прямом и косвенном воздействии на производство и предложение, потребление и спрос.

Семантическое поле кризисных ситуаций представлено 4 основными компонентами:

  1. причины ситуации (изменение жизненной ситуации, нарушение жизненных планов);
  2. характеристики ситуации (ее неожиданность, субъективная значимость, трудность в разрешении и негативная окраска);
  3. последствия ситуации (готовность к личностным преобразованиям, готовность к преобразованию ситуации, констатация негативных последствий);
  4. эмоциональное отношение к ситуации (оптимистические ожидания, пессимистическая разочарованность).

Кризис способствует возникновению культурной травмы.

Некоторые причины культурной травмы:

  • В настоящее время общества (как западные, так и постсоветские) перестали быть индустриальными. В российском обществе, так же как и в западном, социологи четко фиксируют, что труд в качестве базовой ценности не входит в пятерку значимых не только для молодежи, но и всего населения.
  • Сегодня нация и все, связанное с приоритетом национального, не является больше абсолютным благом. Национализм все больше и чаще выливается в ксенофобию, принимает антигуманные формы и рождает множество тревожных, даже опасных тенденций.
  • В настоящее время наблюдается трансформация социальных институтов, которые становятся чрезмерно политизированными. Политизация социальных институтов заключается в том, что социальные и экономические проблемы решаются политическими методами.
  • В современных обществах растут культурные различия между отдельным группами.

Происходящие сейчас изменения связаны с ростом и увеличивающейся однородностью потребления; массификацией культуры что отражает растущую однородность новой системы мира.

Разница в стадиях и уровнях развития стран остается, что создает конфликт.

"Вся планета сжата в тисках динамического общего кризиса, кризиса, разрушающего всю структуру мировой финансовой системы. Л. Ларуш . Он же предпологает: «Самая очевидная причина потери способности к интеллектуальному осмыслению ситуации большинством правительств мира состоит в отношении к современным кризисным явлениям с точки зрения старых экономических, а также социально-политических и культурных догм, что характерно практически для всех современных правительств на всех континентах».

Р.Шиллер убежден, что «Глобализация неизбежно влечет за собой рост нестабильности, а поэтому важно напрячь воображение и поразмыслить как о рисках, так и о возможностях, которые несет нам глобализация». К.Дервиш, администратор Программ развития ООН, призывает к управлению глобализацией: «Растущая взаимозависимость между странами и те вызовы, которые несет с собой этот процесс, ставят перед нами вопрос об организации более эффективного управления глобализацией – управления, которое будет отличаться новыми уровнями сотрудничества между субъектами общественного и частного секторов, между государствами и глобальными рынками».

В литературе выделют:

  • Страны – "спусковые крючки" мирового кризиса
  • Страны – "заговорщики" или "детонаторы"
  • Страны – "ложного величия"
  • Страны – "прагматики"
  • Страны – "назначенные жертвой"

Условность классификации проявляется в том, что характеристики стран – это в значительной степени характеристики элит данных стран.

Страны "прагматики" – это страны, лидеры которых четко осознают ограниченность собственного внешнеполитического влияния, а главное, вверенного им государства. Лидеры большинства стран мира – прагматики, не готовые к резкому изменению глобальных правил игры.

Страны "ложного величия" – это страны, лидеры которых не осознают глубины грядущего мирового кризиса. Более того, лидеры данных стран качественно преувеличивают влияние своих стран, как минимум, на ближайшие государства, как максимум, на человечество в целом. К числу стран "ложного величия", скорее всего, можно отнести Иран, Казахстан, Россию, Либерию и еще ряд стран, рядящихся в тогу региональных сверхдержав.

Страны "назначенные жертвой" и страны "заговорщики" – это из области конспирологии. Но необходимо признать, что в ходе кризиса, начавшегося в августе 2007 года, все большее число конспирологических версий обсуждается экспертным сообществом.

К странам, которые могут стать "спусковым крючком" мирового кризиса, чаще всего эксперты относят США.

Наиболее известный российский алармист М.Хазин убежден: "США не в состоянии одновременно и нести ответственность за всю мировую финансовую систему, и бороться с собственным экономическим кризисом. В этой ситуации администрация США оказывается перед дилеммой: либо поддерживать доллар как единую меру стоимости и расчетную единицу всей планеты, либо спасать Соединенные Штаты. Демократы склонны к первому варианту.

Оценивая прошедшие изменения в постсоветском пространстве, необходимо отметить, что общество живет в условиях постоянного социально-психологического дискомфорта, когда риск и опасность становятся нормой.

О психологических предпосылках невротизации постсоветского общества я писал в нескольких статьях помещенных в печати и на сайте.

Отсутствие среднего класса – показатель нестабильности общества, почва для появления авторитарных режимов. Большинство населения превратилось в бесструктурную массу озлобленных индивидов. Опасность состоит в том, что "человека в не тоталитарном мире подготавливает для тоталитарного господства именно тот факт, что одиночество... стало повседневным опытом все возрастающих в числе масс. Тот безжалостный процесс, в который тоталитаризм загоняет и которым организует массы, на поверку выглядит как самоубийственное бегство от этой реальности массового одиночества".

Порядок, мир, гармония всегда кратковременны, неполны, и больше похожи на воспоминания о счастливых днях далекого детства. Жизнь, такая как она есть, никогда и никого не устраивала. Естественная реакция – не признавать такую жизнь нормальной.

Противоречивость, зыбкость, непрочность человеческих отношений и вытекающие отсюда различного рода эксцессы – войны, революции, расовая и национальная неприязнь, воровство, грабежи, убийства, бытовые и семейные склоки и пр. – состояние, вызывающее у людей чувства тревоги, страха, неуверенности в завтрашнем дне.

Идея «мир несовершенен, но его совершенство возможно и практически реализуемо» разделялась философами рационалистических и материалистических учений. Они отличались от идеологических лишь по глубине обоснования, но не по существу. Возраст этих идей – несколько тысячелетий.

Важным является присутствие двух парадигм - иррациональной и прагматической ( рациональной). Надо сказать, что зачастую обе парадигмы присутствуют у одного человека. И это очень трогательно и забавно, а иногда дразнящее раздражающе.

Для иррационалистов мир представился совершенно иным, не похожим на предсказуемый мир рационалистов и материалистов.

Мир– некая совокупность независимых друг для друга мгновений. Каждое мгновение всегда ново и неповторимо. Текучий мир есть вечное настоящее, в котором прошлое существует только в памяти, а будущее – в многовариантном воображении. И это подразумевается как подлинная и единственная действительность.

Иррационализм выглядит более убедительным и интеллектуально привлекательным по сравнению с историческим материализмом.

Само по себе бытие, как это ни покажется странным для сторонников материалистической диалектики, остается неизменным: природа остается природой в своих существенных проявлениях (гравитация остается гравитацией; в таблице химических элементов Менделеева нет места для новых элементов естественного происхождения; нет новых форм пространственного перемещения тел), экономическое бытие – бытием. Основу общественного бытия составляют две формы собственности: государственная и частная, которым соответствуют две формы государственной власти: автократия и демократия. Не было и не существует каких-либо предпосылок для появления какой-то третьей базовой формы собственности и власти, отличной от первых двух. Все другие формы собственности и власти (кооперативно-колхозная собственность; ксифократия (власть военных); иерократия (власть священнослужителей); плутократия (власть богатых) и другие) – являются разновидностями первых. Повторяющиеся из века в век реформы и революции не создают новых форм собственности и власти, а лишь меняют местами уже известные.

Ожидать на этом пути какого-либо масштабного перерождения человека не приходится.

Онтологические начала иррационализма создали благодатную почву для реализации таких личностных качеств, как внутренняя свобода, терпимость, самокритичность, конкурентоспособность и другие. Обладая такими качествами, человек способен осознанно не совершать поступков, наносящих ущерб другим людям. В этом заключается стабилизирующая роль личности в условиях постоянной нестабильности общественной жизни.

Сама нестабильность, противоречивость жизни, порождающая конфликты, катастрофы, болезни, смерть, не является с точки зрения иррационализма чем-то ненормальным. Если бы всего этого не было, не было бы зла, несправедливости, неравенства, а воцарилась бы полная тишь и божья благодать, то жизнь утратила бы всякую прелесть. Жизнь каждого человека от рождения до смерти сопряжена с риском и утратами, находками и потерями, что и придает ей ценность.

Обе категории («рациональное» и «иррациональное») дополняют друг друга. Зная, что человеческие отношения могут быть не только предсказуемы, но и непредсказуемы, повторяемы и неповторяемы и т.д., словом, зная все это, можно легче подняться до толерантности, спокойнее относиться к кризисам, принимая их не за катастрофы, а за уведомление: в Датском королевстве не все обстоит благополучно.

Психоаналитические теории внесли мощный вклад в понимание человека. По Фрейду, поведение человека определяет не свободная воля, основанная на нравственном выборе и рациональном осмыслении возможностей и необходимостей, но скрытая детерминированность мощной силой психических побуждений, подавляемых осознанием культурных установлений, социальных императивов и запретов, олицетворенных в родителях, разнообразных авторитетах, общественных идолах и т.д.

Ведущий теоретик экзистенциальной психологии Р. Мей оценивает вклад Фрейда в культуру XX века следующим образом: "Описывая, как нами движет скорее «желание» и «побуждение», чем «воля», Фрейд сформулировал новый образ человека, который до самого основания подорвал эмоциональное, нравственное и рациональное представление западного человека о самом себе. В результате проницательного фрейдовского анализа викторианская «воля» предстала как паутина рационализации и самообмана". Следует отметить, что и психоанализе, как и в психологии в целом, имеет место изрядное смешение иррационального и рационального.

Концепция «человека экономического» исходит из нескольких предположений:

  • принцип полной информации и предвидения. Рациональному индивиду не только заданы, но и известны такие экономические условия как спрос, предложение, цены и т.п. Это предположение верно и для будущих ситуаций, в которых велика доля неопределенности, следовательно, рациональный выбор осуществим всегда;
  • принцип абсолютной мобильности. Этот принцип предполагает, что факторы, которые могут замедлить или сделать неосуществимым рациональный выбор, отсутствуют;
  • принцип чистой конкуренции предполагает, что никто не может повлиять на выбор индивида, он самостоятелен и не зависит от выбора любого другого человека. Действие человека – это результат его индивидуального выбора.

Опираясь на эти предположения, концепция «человека экономического» видит основную цель рационального поведения индивидов или в максимизации прибыли (если это предприниматель) или в максимизации полезности (если это потребитель).

Смешение парадигм нередко вызывает ситуацию абсурда.

Пример: Некто приходит в кондитерскую и требует себе торт, но тотчас возвращает его обратно и просит рюмку ликера. Выпивает и направляется к дверям, не уплатив за ликер. Его задерживают.

—Что вы хотите от меня?

—Заплатите за ликер.

—Да я ж за него вернул вам торт.

—Вы и за торт не заплатили.

—А ведь торт-то я и не ел…

Экзистенциальное отношение к познавательной функции абсурда блестяще выразил А. Камю: «Перед тем, кто открыл абсурд, всегда возникает искушение написать нечто вроде учебника счастья».

Интересно рассмотреть минимизацию отрицательных воздействий кризиса через игру.

Известно выражение , приписываемое Шекспиру : « Вся наша жизнь игра».

В психологии имеется ряд определений игр:

  • Продолжительный ряд действий с определенной скрытой целью движущихся к определенному исходу.
  • Последовательность действий, часто заученных, на первый взгляд очевидных, но со скрытой мотивацией.
  • Ряд движений с ловушкой.
  • Взаимодействие, содержащее слабость, ловушку, отвт, удар, расплату, вознаграждение.

Игра – это моделирование мира, реальности (причем такое, что, помимо непосредственно моделирования, осуществляется еще и творение, создание собственной реальности.

Сущность Игры – в совмещении Рационального и Иррационального. В осуществлении того, что устанавливается правилами, но может существовать и реализовываться лишь «между» ними. Модель, создаваемая Игрой, одновременно сосуществует как в Рациональном, так и в Иррациональном; при этом возможно постижение Иррационального (благодаря четкой структуризации модели), сохраняя значительную и существенную его часть.

Таким образом, видно, что посредничество, выполняемое Игрой, посредничество между Рациональным и Иррациональным, как раз и создает очарование, непрекраща¬ющийся интерес к этому красивому и притягательному феномену нашей жизни – Игре.

Игра позволяет структурировать время, позволяет поддерживать свой образ, сопровождаются положительными ощущениями ( поглаживаниями) и наконец подразумевают выигрыш ( выгоду).

В возникшей ситуации лозунгом игры могут быть слова известного всем Карлсона : «Спокойствие – только спокойствие!»

Согласно Покальчуку «любая мобилизация - это дополнительное расходование ресурсов. Если у человека есть что мобилизовать, то, безусловно, он может это сделать. Но ведь подавляющее большинство украинских граждан сетуют на то, что у них никакого ресурса, в том числе и психологического, нет. Поэтому в контексте общей мировой стратегии на экономию любых видов энергии я бы сказал, что психологическую энергию надо экономить в первую очередь. К мобилизации, как правило, призывают люди, которые пытаются использовать ваш ресурс для решения собственных экономических и психологических проблем».

У каждого есть свой мощный психологический ресурс. В кризисной (стрессовой) ситуации эти ресурсы особенно четко релизуются.

Не следует воспринимать чужую беду как свою. В кризисе каждый будет выживать сам по себе. Есть прекрасный лозунг: «Здоровье каждого – богатство всех!»

В кри¬зисах альтруизм просто перемещается на другой масштаб. Если я забочусь о себе и двух-трех близких мне людях, и это будет делать каждый, то фактически это - та же цепная реакция, только не сверху, а снизу, и не номинально, а реально.

Мир уже никогда не будет прежним. Для Украины в этом кризисе есть шанс получить положительные изменения!

GISMETEO.RU: погода в г. Днепропетровск
Рейтинг@Mail.ru
Находится в каталоге Апорт
Психология100
Яндекс цитирования

Центр психического здоровья Г. В. Шостаковича

49000, Украина, г.Днепропетровск, пр. Пушкина, 55, к. 409.

Тел.: +38 (056) 785 26 45. E-mail: gvshost@gmail.com

Дизайн А. Костина, поддержка: А. Кустов

Психология100