Новости Услуги Профессиональная Психотерапевтическая Лига Образование БиблиотекаО нас Творчество Украинская ассоциация транзакционного анализа Пси-клуб Пси-форум

"История иркутского рода Шостаковичей в контексте проблемы генезиса сибирской интеллигенции" (Б. С. Шостакович)

Сама формулировка темы данной конференции, невольно подразумевает чрезвычайно широкий диапазон составляющих ее научных проблем. При этом последние вполне отчетливо подразделяются на две основные группы.

Одна из них включает ряд весьма непростых вопросов общетеоретического характера, относящихся к научному осмыслению путей формирования интеллигенции и ее традиций — как вообще в целом, так и в региональном, сибирском масштабе, в частности. Выработка современного научного подхода к указанным вопросам настолько же актуальна, насколько и далеко не проста. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что еще во второй половине XIX столетия в отечественной литературе термин «интеллигенция» наполнялся весьма разнообразным и противоречивым содержанием, а с той поры до настоящего времени проблема места интеллигенции в российской общественной структуре остается методологически слабо разработанной. В региональном аспекте тот же вопрос тем более нуждается в обоснованном выявлении критериев, возможно, в чем-то отличающих собственно сибирскую интеллигенцию (если таковые различия вообще удастся обоснованно выявить) среди всей в целом интеллигенции российской.

Для более полного представления о степени сложности теоретической стороны рассматриваемой тематики в данном контексте нельзя хотя бы кратко не упомянуть и о получившей распространение в современной научной среде концепции, которая само понятие «интеллигенция» рассматривает как порождение специфичности русской исторической ситуации, присущее исключительно русской ментальности. Действительно, в чем-то данный термин непереводим на другие языки (хотя первоначально сам он был образован из латинского слова). Ведь очевидно, что вкладываемая в него сущностная смысловая нагрузка в российской традиции не ограничивается обозначением одной лишь только принадлежности к некой социальной категории «работников умственного труда», как это чаще всего выглядит в западноевропейском восприятии, но, в первую очередь, подразумевает определенную общность людей просвещенных и прогрессивных, видящих свой нравственный долг в том, чтобы воздействовать на широкое общественное мнение, вносить в него позитивный заряд просвещения, культуры, политического сознания и т. п. В рассматриваемом толковании интеллигенция, как правило, дистанцируется от властей предержащих, или же, нередко, стоит в прямой к ним оппозиции. При всем отмеченном однозначного и исчерпывающего определения интеллигенции не существует. Зато в настоящее время рядом историков и социологов развивается взгляд на интеллигенцию как на изживший и исчерпавший себя исторический феномен.

В данном случае не станем вступать в развернутую дискуссию по этому поводу. Вполне возможно, что сама социальная функция интеллигенции в чем-то действительно изменяется и вместе с уходящей исторической эпохой отходит и она от прежнего неизменно ей отводимого места. Означает ли это, что мы, автоматически следуя некоторым новым теоретическим умозаключениям, должны в духе недоброго обыкновения советских лет «единогласно отринуть и заклеймить» те непреложные качества, которыми всегда отличалась и притягивала к себе настоящая в высоком смысле этого слова русская интеллигенция: этику общественной ответственности, верность высоким гуманистическим идеалам, просветительство, подвижничество, нестяжательство? По нашему глубокому убеждению, такая реакция была бы просто губительной для будущего российской культуры и для новых поколений российского общества. Поэтому в данном контексте постараемся исходить из традиционного отечественного толкования понятия интеллигенции.

Сказанное принципиально важно при характеристике второй группы вопросов, также касающихся указанной темы, но носящих заметно более выраженный прикладной характер. С последним в той или иной мере связано наполнение темы сибирской интеллигенции конкретным фактическим материалом. Но сразу же заметим, что было бы явным упрощением сводить его к одной лишь фактологии. В действительности, изучение данной темы в каждом конкретном ее ракурсе подразумевает необходимую серьезную систематизацию рассматриваемого материала с последующим целенаправленным его анализом. В свою очередь, подобная работа в суммарном отношении создает необходимую базу данных для теоретических наблюдений. Она же одновременно приводит и к целому ряду необходимых непосредственных результатов. К последним, в частности, относится воссоздание многих отсутствующих элементов духовного, культурного прошлого в различных местах огромного сибирского региона, в том числе и — возвращение из забвения многих незаслуженно забытых, либо просто недостаточно изученных и слабо популяризуемых имен, связанных со средой сибирской интеллигенции, развивающейся уже на протяжении нескольких поколений.

Именно в русле второго из указанных направлений разработки истории сибирской интеллигенции, путей формирования ее самой и ее традиций пред-ставляется интересным и продуктивным проследить и проанализировать генеалогию ряда известных династий интеллигенции, складывавшихся и разви-вавшихся в сибирских условиях на протяжении значительного хронологического периода. Хотя и объяснимым, но все равно парадоксальным фактом является то, что до сих пор не было ни одной работы в подобном тематическом аспекте. История сибирского рода Шостаковичей может служить весьма характерным примером объекта таких исследований.

Естественно, что в настоящем случае возможно остановиться только на рассмотрении некоторой первоначальной фактической и проблемной канвы, отно-сящейся к этой теме, и только сугубо под углом зрения постановки задач специальной ее разработки в будущем.

Свое начало фамилия поляков Шостаковичей ведет из самых демократичес-ких слоев населения региона так называемой «исторической Литвы», то есть из восточной провинции в историческом прошлом обширной и многонациональной Речи Посполитой, расчлененной в конце XVIII столетия. Именно оттуда, со своеобразного перекрестка культур и традиций многих народов, сложившегося в рамках исторической польской государственности, вышло немало видных личностей, оставивших свой примечательный след в истории и Польши, и России, в том числе и отдаленных ее сибирских областей последней, куда заносили их как добровольно избранные, так и подневольные обстоятельства.

Подобные мотивы у предков названного сибирско-польского рода обнару-жились в несколько в своеобразном сплетении. Первый из оказавшихся в Сибири с 1866 г. Шостаковичей Болеслав-Артур (Петрович) — был политическим ссыльно-поселенцем, осужденным за причастность к российской землевольческой и польской освободительной конспиративной деятельности. Многое в ней так и осталось скрытым от непосвященных, в том числе даже и от тщательного расследования царских властей. Однако сделался громко известным организо-ванный Б.Шостаковичем дерзкий побег из Московской пересыльной тюрьмы руководителя подготовки польского восстания 1863 г. Ярослава Домбровского. Уже оказавшийся в результате этого побега в эмиграции во Франции Я. Домбровский приобрел известность как генерал, главнокомандующий войсками Парижской коммуны, погибший в бою с версальцами.

Б.Шостакович родился уже на Урале, куда его отец, Петр Шостакович, уроженец Завилейского уезда Виленской губернии (за 17 лет до его появления на свет сделавшейся частью Российской империи), попал по служебному назначению. Он окончил как казенный стипендиат ветеринарное отделение знаменитой Виленской Медико-Хирургической академии и дальше должен был служить на соответствующих должностях по государственному ведомству — куда посылали по назначению. До Сибири, правда, его служебный маршрут не дошел, однако он вместе с семьей оказался навсегда связан уже с сугубо русскими регионами. Есть косвенные указания на то, что в юности П. Шостакович был каким-то образом причастен к польскому восстанию 1830-1831 гг., однако ссылки он сумел избежать, как можно предположить, ценой каких-то никогда не раскрывавшихся им шагов, повлиявших на всю его дальнейшую судьбу. Как бы там ни было, биографии целой плеяды лиц, непосредственно относящихся к истокам этого польского-сибирского рода, обнаруживают приметы общей демократической оппозиционности и личной неординарности. Совершенно очевидно, что эта тема, в которой сохраняется еще немало «белых пятен», заслуживает дальнейшего углубленного изучения.

Последующий же собственно сибирский раздел истории Шостаковичей также нуждается в достаточно обстоятельном освещении и проработке. В свою очередь, он подразделяется на целый ряд компонентов, связанных с биографиями конкретных представителей этого рода, начиная от уже упомянутого Болеслава Петровича, как именовали его в русской традиции. Вначале, еще в положении ссыльного, а затем уже по истечении срока репрессий он неустанным трудом приобретает себе известность в сферах финансово-экономической, общественной, культурной жизни в Западной Сибири, в Томске (до середины 1880-х гг.). Затем, находясь в Иркутске (с 1887 г. и до своей смерти в 1919 г.), он продолжил свою деятельность — и в аналогичных направлениях, и столь же активную и примечательную в общественном смысле.

Семья Б.П. Шостаковича дала начало нескольким поколениям талантливых ученых и педагогов, литераторов и музыкантов. В лице практически любого из представителей этого рода, уже через Сибирь продолжившего свое развитие, совершенно отчетливо просматривается наследование традиционного демокра-тизма и свободомыслия, долга служения народу, наряду с равнозначной приверженностью к научному поиску и к творчеству.

В среде таковых особое место и известность безусловно принадлежат великому композитору Д.Д. Шостаковичу, внуку Б.П. Шостаковича по одному из его сыновей, Дмитрию. В юности уехавший из Сибири в Петербург, где по окончании университета он остался служить, Д.Б. Шостакович женился на сибирячке, выпускнице столичной консерватории. В сентябре 1906 г. в их семье родился сын, которому суждено было стать композитором мировой величины.

Из других представителей рода могут быть, в частности, названы: старший сын Б.П. Шостаковича, Владимир, известный отечественный геофизик, метеоролог, внесший большой вклад в изучение природы и климата Восточной Сибири, его внуки — писатель Юрий Бессонов (по дочери Б.П. Шостаковича Варваре, в замужестве за врачом Н.Бессоновым), в творчестве которого нашла отражение сибирская тема, Андрей Шостакович — поэт, по прямым специальностям юрист и экономист, Владимир Шостакович, профессор-психиатр, Борис Шостакович — инженер-конструктор в области турбостроения, Сергей Шостакович — профессор, юрист-международник, историк-востоковед и античник. Естественно, данным перечнем, далеко не исчерпывается примечательный состав этой династии. В сущности любой, принадлежащий к ней, внес свой оригинальный вклад в общественную и профессиональную сферу деятельности, заслуживая отдельной разработки его биографической персоналии. В суммарном же виде таковые могли бы в будущем образовать сводную родословную сибирских Шостаковичей.

Думается, что подобная работа имеет свои определенные смысл и логику. Ведь если судьба нескольких поколений семьи связана с важными историческими событиями, с деятельностью выдающихся представителей в среде интеллигенции, с развитием межнациональных общественно-политических и культурных контактов, то она уже выходит за рамки частного интереса и приобретает очевидное общественное значение. Таким образом, можно говорить о вполне назревшей необходимости разработки как данной родословной, так и подобных ей других династий сибирской интеллигенции. При этом принципиальную важность будет иметь возможность непосредственного опубликования таковых, как и (в определенных случаях) оставленного видными деятелями этих родов наследия, обладающего историко-культурной ценностью.

GISMETEO.RU: погода в г. Днепропетровск
Рейтинг@Mail.ru
Находится в каталоге Апорт
Rambler's Top100 Психология100
Яндекс цитирования

Центр психического здоровья Г. В. Шостаковича

49000, Украина, г.Днепропетровск, пр. Пушкина, 55, к. 409.

Тел.: +38 (056) 785 26 45. E-mail: gvshost@gmail.com

Дизайн А. Костина, поддержка: А. Кустов

Психология100